Культура

Режиссеры Соловов и Ибрагимбеков рассказали о работе с Куравлевым

«У него была внутренняя энергетика, такая необыкновенная структура, которую невозможно даже вытащить и разложить по полкам»

Не стало Леонида Куравлева. Многие из тех, кто сталкивался с ним в кино, отмечали его удивительную деликатность и скромность. Про съемки знаменитых кинохитов типа «Иван Васильевич меняет профессию» написаны не то, что статьи – книги. Были в карьере Куравлева, может быть, менее заметные, но тоже замечательные работы. О совместных проектах вспоминают режиссеры Иван Соловов и Мурад Ибрагимбеков

Фото: Михаил Ковалев

Леонид Куравлев снимался в фильме «Железнодорожный романс» в роли проводника Петровича. Режиссер Иван Соловов вспомнил, как все это было. Живет он теперь не в России, и трагическая новость поразила его.

— Я сражен новостью о Леониде Куравлеве. У меня ни с кем из актеров, кроме Виктора Павлова и Саши Панкратова-Черного, не было таких теплых отношений во время работы. Я его поначалу не то, что побаивался, но очень осторожно к нему относился, полуофициально. А он оказался настолько душевным человеком! Настолько работоспособным, прекрасным и уважительным! Для меня это было открытие. С такими актерами как Нина Русланова и Леонид Куравлев, которых побаиваешься, думаешь, как бы чего не случилось, оказываешься в итоге в  замечательных отношения на съемках. Я счастлив, что встретил их в своей жизни. А познакомились мы мимолетно на «Мосфильме», где Володя Шамшурин снимал вместе с Леонидом Куравлевым и Арменом Джигарханяном картину «Сделано в СССР». Это было перестроечное кино, 1990-е. Для меня Куравлев был мэтр. Прочитав сценарий «Железнодорожного романса», я понял, что играть должен именно он.   

— Да, мы, снимая «Железнодорожный романс» колесили по стране. У нас был свой вагон в поезде. Его прицепляли и отцепляли от состава на какой-то станции, потом опять прицепляли, и так мы ездили в Сочи, Вологду, Тверь, хотя основные съемки проходили в Москве. В Сочи мы стояли дня три, снимали, а потом возвращались обратно. Пейзажи за окном играют важную роль. Невозможно было снимать только стенку купе. Поскольку Леонид Куравлев играл проводника, то он всюду с нами ездил, а это непросто проехать страну. Но он все выдержал, хотя тогда уже был в возрасте. 

— Он с большим удовольствием согласился, потому что был хороший сценарий, интересная роль и партнер Егор Бероев. Мы сошлись и без всяких конфликтов и нравоучений работали. Знаете, бывает так, что некоторые губу закатывают, начинают капризничать: это буду, это не буду. Ничего подобного у нас не наблюдалось. Предложения рассматривали, утверждали и опять начинали работу. 

— Нет, он был один. Честно сказать, я его жену вообще ни разу не видел. Он ездил один. Мы его всячески опекали, думаю, что ему было нескучно. Хотя я знаю об их отношениях. После съемок мы с Леонидом Куравлевым долгое время созванивались, несколько раз встречались в Доме кино. Это не то, что отработали, сказали друг другу «до свидания» и разошлись. Бывает с некоторыми актерами — поработаешь и расстаешься.  А с ним, с Мишей Козаковым мы после съемок  долго созванивались и общались. Он был очень душевный человек, душа группы. Вокруг него на съемках всегда была жизнь. Каждый хотел ему помочь ему, просто посидеть и поговорить. Он рассказывал байки, без конца шутил. Постепенно наше общение сошло на нет.  Леонид Вячеславович стал хуже себя чувствовать.  Ему, наверное,  лишние звонки были в тягость.  

— Некоторые актеры торгуют лицами, а у него была внутренняя энергетика, такая необыкновенная структура, которую невозможно даже вытащить и разложить по полкам. Как невозможно взять его актерское кредо и объяснить студентам, как он добился таких высот. Все это шло изнутри. Объяснить это невозможно. Это не ремесло, а талант, которым обладают немногие.

С режиссером Мурадом Ибрагимбековым Леонид Куравлев встретился на картине «Мужчина для молодой женщины», которая снималась по повести Максуда Ибрагимбекова. О том, как проиходила это встреча, мы и поговорили.

— Я всегда восхищался Леонидом Куравлевым, хотел, чтобы он принял участие в моей картине, и он любезно согласился. Он сыграл адвоката и друга героя Регимантаса Адомайтиса. Герой Куравлева произносит монолог о том, в каком возрасте был наиболее счастлив. Теперь, спустя годы, интересно его вспоминать, он кажется пророческим. И Куравлев замечательно его произносил. Съемка была на крупном плане, и он его держал великолепно.   

— По-моему это некое заблуждение. Он был невероятно разносторонним человеком и великим актером. Вспомним «Афоню». Это выдающаяся картина, а у Леонида Куравлева там выдающаяся роль. Таким он многим и запомнился. Но амплуа у него не было.  Он был шире амплуа. 

— Мы не были знакомы. Он прочитал повесть моего отца. Это был мой козырь, позволивший добраться до великого актера. Может быть, поэтому у него не возникло опасений по поводу работы с молодым и незнакомым ему режиссером. У нас все было очень хорошо. Леонид Куравлев оказался невероятно доброжелательным, тактичным и деликатным человеком, с невероятныи обаянием.   Съемки стали для меня как мастер-класс, я же еще пацаном был.  Он пришел и сделал свою работу очень хорошо.  

Источник www.mk.ru

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»